July 30th, 2008

Маяки

Права детей

Сегодня до меня доковырялись, как я соотношусь с этим, "новгородским", делом..
Пришлось посмотреть, где там кто порылся..
Ну, вот моё понимание:

Все разговоры о правах детей я считаю странными и провокационными, потому, что. Дети, до тех пор пока не могут выживать самостоятельно, ОБЪЕКТНЫ. А в раннем возрасте, так и вообще, - безусловно объектны!
Этой же гнилой риторикой надстройка социума прикрывает свою узурпацию прав на детей, то есть отнимает права у родителей, но детям-то их тоже передавать не спешит!? (да это и невозможно!).
Идейка ещё платоновская, что дети скорее принадлежат государству, но выражена иезуитским, мутным, непрямым языком, ставящим под сомнение права родителей, вмешиваясь в самодостаточную биологическую и культурную связь поколений.
Фактически у родителей лицемерно отбирают собственность.
Даже формально по этой системе права у детей должны появляться ЗА СЧЁТ родителей. Вместо того, чтобы ЗАРАБАТЫВАТЬСЯ по достижению человеком такой возможности, что и могло быть объективным критерием обладания дееспособностью, вообще критерием обладания чем бы то ни было!
Чтобы владеть, надо, прежде всего, мочь владеть.

Итак, несправедливо.
Имхо родители должны делать с детьми что хотят. Фтопку присяжных заседателей.
Жизнь это борьба и здесь жестокие но объективные реалии не прикрыть лозунгами.


УПД
Вообще этоя тут конечно многословно и непонятно защищаю принцып Тараса Бульбы: "Я тебя породил, я тебя и убью", близок мне этот принцип.
Маяки

Про чувственную, вкусовую ностальгию

Купил отец российской демократии теста.
Пожрать лепёшек.
Ибо жизнь сыта, но нудновата.
В данном случае память вполне могла обеспечить усиление вкуса.
Раньше, когда был маленьким, всё время жарил, чуть себе желудок не испортил..
Так вот..

Первый раз закинул в пасть лепёшку - ничо, нормально пошла лепёшка!
Вторую закинул - странно, чего-то она вся в масле, и не поднялась, и вся пригорела..
Третью закинул лепёшку.
И была она горька и тверда, как грубая пища горца.
Как солома смешанная с мукой, как подошва декханина из долины, как копыто ишака..
И равнодушно смотрели ледяные горы.
И догорал в пещере последний саксаул.
И стоял у стены бесполезный карамультук, ибо не было ни пороха, ни свинца, ни комиксов, ни денег на калашников..
И подкрадывался в тени камней голодный ирбис.
И остались ещё Три лепёшки.

Ибо жрать это невозможно!