matabuba (matabuba) wrote,
matabuba
matabuba

Мыслеформы Рая: горы, животные

- Забыл!  Совсем забыл! Ивы плакучие! Дедушка по какой-то старой рязанской памяти научил делать из сырых веток ивы свистульку с переменным об/ёмом. И давай ребёнок тренироваться: как увидит речку с зарослями - привет мальчишу!
А ещё очень хочется рассказать про все пятьсот тысяч видов трав и написать три махабхараты, героями которых будут исключительно...

- Эй! Уведите, наконец, этого ботанического маньяка! Приведите геологов и топографов.

Горы.
Рельеф местности должен способствовать выживанию вида, как в борьбе с другими видами, так и внутри. А ничто так не способствует, как небольшие горы, покрытые лесом. Местами лес вдруг расступается и возникают чудные каменные осыпи - курумники, враги другого вида не знают, что надевать надо ботинки с высокими жесткими верхами и переломают себе последние копыта. Враги не знают про пещеры и пещерки, они понятия не имеют про разветвлённые сети старых выработок, они не знают, как глубоки могут быть шахты и карьеры, заполненные водой..
В карьерных озёрах вода всегда холодна, дна у них никто не мерял и всегда поговаривали, что на дне где-то должен лежать целый экскаватор с трёхэтажный дом.. но даже с соседнего склона видно только черноту. Я верю, что эксковатор там лежит, иначе, кто же это отрыл террасы, поднимающиеся уступами над бездной? И вода там точно холодная, и в кабине сидит целый водитель экскаватора. Он упал туда в семидесятом году, да так и остался. Он одет по моде. Треухая шапка торчит из-под каски, прострочена фигурной строчкой, на нём - телогрейка-клёш.

Кто не собирал до темноты правильных кристаллов горного хрусталя в куче шебня, который привезли просто засыпать яму на дороге, кто не проникал в только что вскрытую взрывом полость в горе, тому не понять, как это замечательно, извозиться в глине, перевернуть незаметно для себя тонну камней, чтобы найти.
Большие и маленькие, друзами, пылью, заросшие и абсолютно правильные чистых цветов и безумных сочетаний, в бомбах, в сервантах и аквариумах. Весь городок так или иначе собирал камни. Среди них попадались окаменелости с ракушкой илипапоротником 300 милионолетней давности, огромные кристаллы свинцовой руды отсвечивали матовым металлом (и никто не знал! слегка фонили, поскольку уран таки был). Дети тренировались сначала ходить в подвалы, потом в пещеры, потом лезли в шахты. Ах как привлекал николаевский рудник, двухкилометровый?! Сколько легенд и мифов, сколько тушенки и подземных паровозиков на случай ядерной войны ожидало счастливое население города!

Горные системы, подобные Сихотэ-Алиню страсть как хороши для партизанской войны. Даже просто собирая грибы в распадке на одной высоте, порой совершаешь столько поворотов, что волосы встают дыбом от того, что надоевшая местность вдруг исчезает и, как хорошо, надо прикладывать усилия, чтобы сориентироваться! Я, сначала неосознанно, потом в здравом уме, уже живя в противном городе, часто иду чисто по азимуту. Какие-то незнакомые дворы, изнанки улиц, промзоны, стаи собак, стройки, ямы.. В голове начинают раскручиваться гироскопы, заржавленное оборудование ориентации приходит в норму, работают все приборы, идут сигналы к лётчику. Блаженство! Власть над пространством!
 

 На гору всегда легче подниматься по гребню, чисто по геометрическим причинам - более пологий под/ём. На гребне часто тропинка, но надо не зевать, она порой заныривает на склон. На гребне также часто препятствия - скалы. К скалам надо прижиматься. И, прижавшись, стоять и смотреть вниз. На соседней вершине дети колотят палкой по камню, сначала удар виден, через секунду-полторы доходит звук. Зазор рождает в душе мысли об относительности, о том, что звёзды, которые мы видим, уже мертвы.

Я люблю острые вершины, без тягомотины, как на Фалазе или Облачной. Пидан - ага. Гора над домом в городе Д. - тоже ага, типичный конусообразный вулкан. Ну, по крайней мере с одной стороны. Он когда-то нехило взорвался, его вершины ещё острые. Небольшая площадка, чуть наклонная, пять на пять метров коричнево-рыжеватой скалы. Лежу, давлю, грудью ощущаю все её 600 метров. В хорошие моменты камни перестают чувствоваться. Летим.

А по распадкам тоже интересно подниматься. Растительность в них богаче, попадаются то ли шурфы, то ли остатки от землянок. Давнее всё. Один раз нашел целую машину, газ-66, правда, с геологами)))
А с заброшенной ими же дороги, где оне чего-то бурили, притащил оставленую погнутую буровую штангу. Теперь она стоит распилена и забетонирована, и составляет часть конструкции дачи, которую строил предок.. А как я эту штангу тащил с высоты 200 метров по лесу.. жэсть! Упорный был юноша..
 


а очень интересно, что горы это не отдельные горы, а система хребтов. Иду себе, иду по вершинам, и так пока не получится круг. Недавно посмотрел  спутниковую карту вокруг той дачи.. Мдэ. сложно всё устроено. Хорошо быть в горах партизаном.

Лучше всего местные горы осенью. конец сентября- начало ноября. Небо чистое. Видать далеко. Растительность выносит мозг. Кедры, валуны, клёны,горные ручьи.


А много ещё про горы невскрытых консервов. Животные снова курят и пока ждут своего выхода в сторонке))
Как бы всё это добро направить на созидательное медитирование и психическую уравновешенность? В противовес саморазрушению и прощанию с миром?

 

 

Tags: Виш чего, Историческое, Местность, Мнемозина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments